Крыша поехала

Я уже писал о Явлинском, теперь приходится возвращаться вторично. Похоже, он окончательно переходит в стан Каспарова и его вильнюсских сподвижников. В очередной публикации о теракте в Анкаре он даже не упомянул об убийстве посла Карлова, зато написал, что "наша страна, все россияне несут ответственность за гибель мирных жителей в Сирии". И ещё поёрничал: "победой называли и освобождение Пальмиры, единственным результатом которого стал проведенный там с большой помпой концерт".

Вовсе не случайно на эти несправедливости ответом Явлинскому было множество "Возмутительно" Явлинский просто на глазах переходит грань, отделяющую оппозиционера от человека, ненавидящего Россию, стремящегося оболгать её. В таких случаях попросту говорят: "Крыша поехала!" Но если серьёзно, то смещение такого в прошлом крупного политика как Явлинский из оппозиционного блока в стан откровенных недругов России отражает общие перемены, происходящие в стране и в мире. Надежды Явлинского на возвращение в политику стали нулевыми, и он принялся бить стёкла. Возможно, это прелюдия к готовящемуся отъезду?

PS. Я весь в России и чувствую себя прекрасно. А что касается Явлинского, то хочу снова напомнить, что он в последнее время предрекает России сплошные беды, это он в самый трудный пиковый момент утверждал, что цена нефти НЕИЗБЕЖНО упадёт до 20 долларов и нам кирдык. И именно Явлинский бился в Думе за закон о разделе продукции на всех наших месторождениях, и это означало бы, что наши природные ресурсы ушли бы в чужеземные руки. За ним всё больше нечистоплотных дел, вот об одном из них и Юрий Изюмов напомнил весьма кстати. Зарвавшийся самолюбец он - и больше никто, А теперь, когда проиграл, - озлобился. И программа партии "Яблоко" тут ни при чём - Явлинский всегда умел говорить красиво. А что касается происходящего в стране/, очень-очень советую почитать мою свежую книгу "На шаг впереди, Двойная жизнь России". Там как раз об этом сказано - о ножницах между внешней и внутренней политикой. И многое разъяснено, в моём, конечно, понимании. Но ни от одного острого вопроса я не ушёл.