Почему превозносят тренера Анатолия Тарасова и забыли о великом тренере
 Аркадии Чернышёве?

Мифы и легенды нашего хоккея.

Статьи и репортажи Евгения Рубина хорошо помнят болельщики со стажем. В 60-70-х годах прошлого века он был ведущим хоккейным обозревателем СССР, потом эмигрировал в США, работал спортивным комментатором радио «Свобода» (вместе с Сергеем Довлатовым). Рубин считает, что в России усилилось искажение хоккейной истории, происходит чрезмерное возвеличивание тренера Анатолия Тарасова и несправедливое забвение заслуг другого великого тренера, которому наш хоккей на самом деле обязан своим взлётом, — Аркадия Ивановича Чернышёва. О том, что в действительности происходило в нашем хоккее в то время, Рубин по моей просьбе написал несколько лет назад, и я публикую его записки в сокращённом варианте.

Попутно замечу, что в те же годы вышла моя книга «Гений атаки», давно ставшая библиографической редкостью, - о Всеволоде Боброве, о котором Евгений Евтушенко метко сказал: «Шаляпин русского футбола, Гагарин шайбы на Руси». В той книге откровенно сказано о взаимоотношениях Тарасова и Боброва. И последнее. Когда-то великий Лев Яшин рассказал мне, что в большой спорт его привёл именно Аркадий Иванович Чернышёв, случайно заметивший игру Яшина в одном из московских парков, в матче любительских команд.

А теперь записки Евгения Рубина.

Утром включил телевизор. Канал Эн-Би-Си вёл репортаж с Ваганьковского кладбища. В тот день исполнилось 95 лет со дня рождения Анатолия Тарасова, и старые друзья пришли почтить его память. Диктор называл его великим основоположником всех побед советского хоккея, воспитателем выдающихся мастеров. Могу понять природу этих гипербол: главным источником славословий в адрес незаурядной личности Анатолия Тарасова является его дочь Татьяна, которая на телеэкранах с восторгом говорит о своём отце. Что ж, это право дочери. Врезалась в память передача на одном из российских каналов американского ТВ под названием «Наедине со всеми». В ней Татьяна Анатольевна часть беседы посвятила отцу. Говорила: «Он был гений. Таких успехов не добивался никто в истории спорта. Это он восемь раз приводил нашу сборную к золотым медалям на мировых первенствах. И если бы его в 56 лет не отстранили от сборной, её золотой век продолжался бы ещё годы». В своё время я был непосредственным участником многих важных событий, много видел и слышал такого, о чём рядовые болельщики не догадывались. И хочу рассказать о некоторых важных фактах, полностью выпавших из внимания современных любителей хоккея. Для восстановления истины, торжества справедливости и исторической достоверности. Потому что Татьяна Аенатольевна, мягко говоря, сказала неправду. Рассказ мой будет фрагментарным. Но болельщики — народ дотошный, они простят меня за отрывочность воспоминаний и всё поймут.

Начну с немаловажных деталей.

Впервые советская команда стала чемпионом мира по хоккею в 1954 году в Швеции. Там Анатолий Тарасов был представителем Всесоюзного спорт- комитета, а руководили сборной тренеры Аркадий Чернышёв из «Динамо» и его помощник Владимир Егоров из «Крыльев Советов». Ситуация в тот раз возникла драматическая. Лидировали три команды — канадская, советская и шведская. Рассудительный Чернышёв решил посоветоваться с коллегами, и мнения разложились так: Тарасов предложил сделать передышку, в матче с канадцами играть вполсилы, потому что «рвать пуп» с ними всё равно бесполезно — их не обыграешь. Зато полностью сосредоточиться на шведах. «Победим шведов, — сказал он, — и серебро наше». С ним решительно не согласились Чернышёв и капитан сборной Всеволод Бобров, заявившие, что игру канадцам просто так не отдадут. Итог известен — канадцев мы разгромили, а со шведами сыграли вничью и выиграли чемпионат. А 1956 год принёс новый триумф: золотые олимпийские медали в Италии, в Кортина д’Ампеццо. Руководство сборной оставалось прежним. Канадцев мы снова обыграли.

В следующем сезоне победить Канаду не удалось и Чернышёва с Егоровым отправили в отставку. Тарасов дождался своего часа: он — главный тренер. Однако дольше года у руля сборной не продержался. В Осло у нас опять только серебряные медали, и новая рокировка: Тарасов уходит, Чернышёв приходит.

Не хочу сравнивать мастерство двух тренеров. Оба они люди незаурядные. Но молодые россияне, интересующиеся хоккеем, возможно, даже не слышали имени Аркадия Чернышёва.

Вышел на экраны фильм «Легенда No17» о прекрасном форварде Валерии Харламове. Второй герой картины — Тарасов. А где Аркадий Иванович Чернышёв, сыгравший колоссальную роль в развитии нашего хоккея? Именно чрезмерное присутствие одного и почти полное отсутствие другого и заставило меня взяться за перо.

Напомню, как засверкала звезда Харламова. Получив информацию, что в молодёжной команде ЦСКА появился одарённый 17-летний форвард, Анатолий Владимирович приказал доставить его «пред свои очи». Но, понаблюдав за парнем на тренировке, лаконично сформулировал своё мнение: «Таких коньков-горбунков у нас у самих пруд пруди». И велел отправить Валерия в команду второй лиги «Звезда», в Чебаркуль Челябинской области. Зато другой новобранец, ровесник Харламова Виктор Смолин, высокий статный юноша, пришёлся Тарасову по вкусу. «Такие парни нам нужны», — сказал он, и Смолина включили в состав ЦСКА. Однако продержался он там считанные месяцы. Ни скорости, ни смекалки, ни умения водить шайбу не показал, был отчислен и впредь в большом хоккее не возникал.

А Харламов провёл зиму в Чебаркуле, и кто знает, долго ли ещё томился там, если бы второй тренер, Кулагин не доложил шефу, что паренёк, которому едва стукнуло 18, на турнире команд второй лиги забросил 40 шайб, больше остальных форвардов вместе взятых. Харламова вернули в Москву. Только тогда он и стал игроком ЦСКА, до конца жизни оставаясь гордостью советского хоккея. И любимцем Анатолия Владимировича.

Вспоминая эти «частицы былого», не хочу умалить тренерский класс Тарасова — человека редкой энергии, неутомимого труженика, умевшего работать по 12 часов в сутки, и заставить без устали трудиться игроков. Не знаю, удалось бы другому тренеру за десятилетие лишь один раз уступить соперникам золотые медали чемпионов страны. Их вырвал у ЦСКА «Спартак» в матче, который состоялся в конце сезона.

Ту игру болельщики запомнили надолго. Решающий матч шёл вничью. Но на последних минутах спартаковцы вышли вперёд. Однако Тарасов счёл, что гол в ворота ЦСКА засчитан несправедливо и, бросившись на лёд, вступил в горячую дискуссию с судьями. Долгая перепалка не заставила «отменить» шайбу. Тогда Тарасов увёл свою команду в раздевалку, заявив, что игра продолжена не будет. Переполненный Дворец спорта гудел. Публика не расходилась. Такого история нашего хоккея не знала. Но Анатолий Владимирович был непреклонен. И всё же вдруг вышел из-за кулис, в сопровождении директора Дворца спорта пересёк ледяное поле и поднялся в правительственную ложу. Вскоре игроки ЦСКА возвратились на лёд, матч продолжился и завершился победой «Спартака».

Через час я узнал, что Тарасов был вызван в правительственную ложу Брежневым, спартаковским болельщиком. Он-то и приказал продолжить игру. Ослушаться вождя Тарасов, понятно, не мог. За тот случай Тарасова лишили звания Заслуженного тренера СССР, но через пару месяцев простили и вернули ему регалии.

А теперь о главном: как именно состоялся уход Тарасова и Чернышёва из сборной и о каких «кознях» против Анатолия Владимировича идёт речь. В один из весенних дней 1972 года я случайно зашёл в отдел хоккея Госкомспорта. При мне сюда пришли Тарасов и Чернышёв и направились в кабинет председателя Сергея Павлова. Оба тренера, как вскоре выяснилось, заявили: они недовольны тем, что получают зарплату только в своих клубах, в отличие от игроков, которым платят стипендии как членам сборной да ещё дают премии за медали на международных турнирах. Но Павлов ответил, что зарплаты, которых они требуют, не предусмотрены Минфином, и он ничем помочь не может. Заслуженные тренеры вернулись в отдел хоккея, где все их ждали, надели пальто и, ни с кем не попрощавшись, ушли. Кстати, их можно было понять. Ведь сборная в ту зиму под их руководством выиграла олимпийский турнир. Нельзя понять лишь Татьяну Тарасову, постоянно утверждающую, что козни врагов вынудили её отца уйти из сборной.

Какие козни? Чьи?
Вдобавок, в данном случае и Тарасов, и Чернышёв действовали сообща. Нужно
ли так «насиловать»
историю, если в действительности дело сводилось к сугубо житейским, личным обстоятельствам?

Уже на следующий день Павлов поставил во главе сборной новых наставников — Всеволода Боброва и Николая Пучкова, которого вскоре сменил Борис Кулагин. Видимо, разговор в кабинете Павлова был горячим. Но как бы то ни было, именно так началась новая эра в истории советского хоккея. Ведь при всём уважении к прежним тренерам сборной нельзя не признать, что их достижения выглядят скромными, Возглавляемые Чернышёвым и Тарасовым команды сражались с канадскими любителями. А вот Бобров с Кулагиным сразу предложили провести серию матчей в Канаде и Москве между сборной СССР и командой звёзд родины хоккея. Именно по их инициативе и состоялись те незабываемые ледовые битвы, в которых ни одному из противников не удалось добиться превосходства.

Минуло с тех пор сорок лет. Давно играют российские ассы в лучших командах Канады и Америки. И, возможно, не стоило бы ворошить прошлое, если бы российский шоу-бизнес устами Татьяны Тарасовой, средствами кино, радио, ТВ не стремился демонстрировать гениальность одного советского хоккейного тренера, начисто забывая о других, не менее талантливых, а с точки зрения «добычи» золотых медалей на мировой арене более успешных наставниках. Фальсифицировать историю аморально. Статистический итог соперничества двух выдающихся тренеров на самом деле выглядит так: единолично, без Чернышёва, Тарасов был старшим тренером сборной только в 1953-м, а затем, в 1957–1960 годах, и именно эти периоды не стали в советском хоккее триумфальными, Золото наша сборная выигрывала под руководством тандема Чернышёв–Тарасов.

Зачем же отбрасывать на обочину истории нашего великого хоккея славное имя выдающегося тренера Аркадия Ивановича Чернышёва?

#АнатолийТарасов #АркадийЧернышёв #хоккейСССР